Увеличение закупок лекарств в странах ЕАЭС нарушит схемы лечения болезней

    01.12.2020
    Новости
    667

    Как предписывает проект постановления, подготовленный Минпромторгом, регионы должны уделять больше внимания российским препаратам и препаратам из стран ЕФЭС, закупая лекарства из списка ЖНВЛП. В этом году доля отечественных лекарств должна составлять в таких закупках не меньше 40%, в дальнейшем цифра будет расти, как указано в планах правительства. Однако не принесет ли это «патриотическое» постановление пациентам крупные неприятности? Отраслевые ассоциации отреагировали на него достаточно остро, поскольку закон кажется им бессмысленным и плохо продуманным.

    Александр Мартыненко, директор по индустриальной политике Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), говорит, что режим для закупок лекарств в странах ЕАЭС законодательно был уже закреплен в 2018 году. Именно он определяет преференции при госзакупках для товаров из этих стран. Александр Евсташенков, руководитель Экспертного центра Института госзакупок, отмечает: «Предполагается, что заказчиков обяжут закупать отечественные препараты в объеме не менее 40% в стоимостном выражении. При этом конкретных механизмов, которые бы позволяли эту долю достичь, мы пока не видим. Действующие сейчас правила не позволяют заказчику ограничивать продукцию производителей, как отечественных, так и иностранных. Если при проведении аукциона дистрибьютор предложит более низкую цену на иностранный препарат, то заказчик будет обязан купить его, а не отечественный. В итоге все может закончиться составлением обоснования невозможности достижения минимальной доли».

    Евсташенков уточняет, что как прежде, в большинстве случаев АФИ для препаратов все еще импортируются из-за границы. В России производство фармсубстанций растет очень медленно. «С точки зрения законодательства препараты, все стадии производства которых реализованы на территории России, и лекарственные препараты, изготавливаемые из зарубежных фармсубстанций, признаются отечественными, – говорит специалист. – Поэтому квотирование в том виде, в котором оно предполагается сейчас, не повлияет на развитие отечественной фармпромышленности или повлияет несущественно».

    Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей, согласен с Александром Евсташенковым и полагает, что документ создает «тепличные условия» фармкомпаниям, которые боятся не выдержать конкуренции. Пациенту, меж тем, страна происхождения лекарства не важна – имеет значение только его эффективность и безопасность. «Предлагаемый подход нерационален в силу того, что снижает уровень конкуренции и эффективность расходования бюджетных средств, кроме того, налицо коррупционная составляющая», – говорит Дмитриев. С ним согласен и Маттиас Вернике, генеральный директор компании Merck в России и странах СНГ, член Совета директоров AIPM.

    В список ЖНВЛП на следующий год входят около 800 лекарств. Закупаются они согласно потребностям пациентов. Каким образом медицинским учреждениям предлагается изменить структуру закупок, неизвестно. Поступление иностранных лекарств в страну уже было значительно ограничено пять лет назад правилом «третий лишний». Пока что это привело только к нарушениям схем лечения пациентов, зачастую с трагичным исходом.  

    Заместитель генерального директора НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева, член-корреспондент РАН Алексей Масчан рассказал, что проблему отчасти решил «обход» закона. Так, ряд западных производителей просто дублировал производство лекарств в России, и препараты эти законодательно стали считаться отечественными. Однако, говорит ученый, курс, взятый правительством на расширение преимуществ для отечественных фармкомпаний, ведёт только к тому, что инновационная зарубежная фармацевтика постепенно наш рынок покинет: «Тем более, что инновационные препараты отечественные фармпредприятия почти не производят, и они по большей части остаются импортными. А огромную номенклатуру “простых” препаратов, которые тем не менее необходимы в лечении пациентов, в частности с опухолями, российская фарма либо вообще не выпускает, либо выпускает не в тех формах, не того качества и не в тех количествах, которые способны удовлетворить потребность. В связи с этим мы испытываем постоянный дефицит базовых химиопрепаратов. Больницы не могут приобрести самые банальные, использующиеся в течение сорока лет препараты».

    Кроме того, специалисты считают, что новый закон ограничит право врача на выбор схемы лечения. Александр Евсташенков уверен, что главная проблема лекарственного обеспечения в государстве – это не засилье зарубежных препаратов, а отсутствие полноценного финансирования. Действительно, некоторые иностранные производители локализовали здесь выпуск лекарств, но этого не будет в отношении лекарств инновационных и/или орфанных. Это слишком затратно, считает он.
    AIPM предлагает исключить лекарства из списка товаров, подпадающих под действие постановление, поскольку это слишком чувствительная социальная область, по которой документом будет нанесен сокрушительный удар.

    Директор по корпоративным связям компании “Санофи” в Евразийском регионе Юрий Мочалин уверен: «Лекарственные препараты – особенный товар, от которого зависят не только здоровье, но нередко и жизнь. Дополнительные преференции локальным производителям в виде обязательного квотирования представляются не только избыточной мерой, но и могут уменьшить доступность именно той терапии, которая была назначена врачом и необходима пациенту. Намерение государства поддержать отечественную фарминдустрию вполне понятно и резонно. Однако это не должно решаться за счет интересов пациентов и системы здравоохранения. Настало время подумать о преференциях для отечественных пациентов».

    guest
    0 комментариев
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии

    Новости

    читать все
    наверх