Фармацевтический бизнес: совместимы ли прибыль, этика и социальная ответственность?

05.06.2021
Статьи
835

Об этом и том, что такое пациентоориентированность, говорили представители отечественных и зарубежных фармацевтических компаний, а также пациентских сообществ на встрече «Социально ориентированный бизнес: фармацевтическая отрасль в интересах пациентов» в рамках форума «Лекарственная безопасность», который прошел в начале июня в Санкт-Петербурге.

Фармацевтический бизнес — это не просто поставка товаров и услуг. Он выполняет социальную функцию, где очень важен баланс межу интересами акционеров и общественными потребностями. Сейчас наступила новая эра конкуренции фармкомпаний – не только за качество производимых лекарств и их стоимость, но и за ценности, и за этические принципы, по которым компании живут. С этого комментария Александра Сумина, ответственного секретаря Экспертного совета по вопросам обращения лекарственных средств, развитию фармацевтической и медицинской промышленности комитета Государственной Думы, и началась встреча экспертов.

Прибыль и этика друг друга не исключают

В долгосрочной перспективе противопоставления между этичностью и прибылью нет, считает Михаил Цыферов, президент ООО «НПО Петровакс Фарм». К сознательному и добросовестному торговцу фруктами ходят постоянно, а обманщика бойкотируют. То же можно сказать и о фармацевтическом и любом другом бизнесе.  Быть этичной выгодно для фармацевтической компании – для того, чтобы пациенты покупали ее продукт, регуляторы относились к ней благосклонно в случае выдвижения каких-либо инициатив, а сотрудники компании верили в то, что они делают и приносили ей успех.  Репутация компании – это ее деньги в будущем, заключает Михаил Цыферов.

Прибыль, конечно, важна, поскольку, если ее не будет, бизнес не сможет работать и просто исчезнет, дополняет Штефан Эдер, исполнительный вице-президент компании STADA в регионе Россия и СНГ. Фармацевтические компании должны быть успешны, чтобы давать пациентам то, что им требуется, и при этом самого высокого качества и по доступной цене. За это они, собственно, и платят, утверждает эксперт. При этом пациентоориентированность – это не что-то новое, об этом фармкомпании думают всегда. Если они забудут о пациентах, они просто потеряют свою лицензию, заключает Штефан Эдер. И добавляет:

«Когда я спрашиваю себя, зачем я пошел в фарму, я говорю – мы занимаемся невероятно важным делом, и оглядываюсь на свою жизнь, в конце сможем сказать, что были здесь не зря и сделали нечто очень ценное».

Рассказывая о том, в чем измеряет свой успех компания «Ново Нордиск», ее вице-президент  по России и Беларуси Ханс Дюиф, говорит:  «Мы стараемся быть очень конкретными на эту тему. Каждый год мы делаем отчет о нашей прибыли, а также социальных и экологических инициативах. Для нас важны все три параметра, и по каждому из них у нас на сайте открыто публикуются планы на будущее» .

Хорошо для бизнеса = хорошо для общества, и наоборот

Этот постулат, также озвученный Хансом Дьюфом, получил свое развитие в выступлении Виталия Омельяновского. Генеральный директор ФГБУ «Центр экспертизы и контроля качества медицинской помощи» Министерства здравоохранения Российской Федерации пояснил:

«Когда мы говорим про социальную ориентированность, то разработка нового продукта – это хорошо для общества, то есть для пациентов, проведение клинических исследований и повышение научных знаний –тоже, как и налоги, которые платят фармацевтические компании. Маркетинг также полезен и для бизнеса, и для пациентов, так как компании не только оценивают перспективы для себя, но и потребности пациентов, в том числе неудовлетворенные. Продвижение технологий, наработка клинических и экономических аргументов важны не только для бизнеса, но и для общества, чтобы принимать решения и выбирать наиболее правильное лечение для пациентов».

Виталий Омельяновский также сравнил бизнес с пирамидой Маслоу. В ее основании главные потребности человека, и только обеспечив их можно говорить о необязательных – вроде творчества и так далее. То же самое и в бизнесе: только получая прибыль, бизнес может расти и начинать заниматься благотворительностью. Только когда бизнес из своей прибыли инвестирует в благотворительность, которая не связана с его интересами, а имеет репутационную окраску – это и есть истинная социальная ответственность бизнеса, считает эксперт.

Пациентоориентированность и социальная ориентированность должны проявляться в «упаковке» продукта. По мнению Виталия Омельяновского, в нынешних реалиях конкуренция должна вестись за предоставление пациенту комплексного решения его проблемы, а не отдельного инструмента (лекарства), который может и не прижиться, если не создать особые условия для его применения.

Вы в ответе за тех, кого приручили

Социальная ориентированность компании – это не только то, что она производит, но и то, как она относится к пациенту как потребителю ее продукта, считает Юрий Жулёв, сопредседатель Всероссийского Союза Пациентов, президент Всероссийского общества гемофилии. Пациент — это не машина по приему лекарств, он должен быть дисциплинированным и понимать суть лечения, возможные исходы, побочные эффекты. Поэтому часто компании поддерживают больных информационными программами, направленными на продвижение совместной работы пациентов и врачей, дающими рекомендации о правилах жизни с определенными заболеваниями и дисциплинированным приеме лекарственной терапии, рассказывает Юрий Жулёв.

Также компании поддерживают социальные проекты. Пациенты живут определенной жизнью и не всегда могут быть полностью интегрированы в обычную жизнь. Для них проводятся праздники, различные активности и соревнования, которые помогают им чувствовать себя полноценными членами общества.

К сожалению, зачастую социальной ориентированностью пытаются прикрыть продвижение собственных препаратов, сокрушается эксперт. Также то, что в основе изначально заявленной пациентоориентированности, лежит маркетинг, становится ясно, и когда компания сначала поддерживает проект, а после отказывается от него. Такое случается и у отечественных, и у западных компаний.

«Вы не государство. И мы понимаем, что вы не обязаны пожизненно что-то финансировать, но вы должны понимать, что является предметом такой деятельности, – это жизни людей, – обратился к фармацевтическим компаниям Юрий Жулёв. – Поэтому, когда компания берет на себя обязательства по поддержке подобных проектов, она должна осознавать, что чаще всего это долгосрочные проекты, которые несут огромную социальную значимость. У компании могут, конечно, меняться приоритеты, и это нормально, но выпуск лекарств не прекращается, и пациенты никуда не пропадают. Поэтому вы должны выстраивать этически правильные взаимоотношения в этой сфере, так как не все решается системой “купи-продай’’».

Еще более глобальный взгляд на ответственность фармцевтического бизнеса изложил Актем Фурати, глава центра лекарственных препаратов и питания отдела снабжения  Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). Ответственность фармацевтических компаний в том, чтобы обеспечивать доступ к своим лекарствам для пациентов, особенно из наиболее уязвимых групп, считает он. Также фармкомпании не должны забывать, что своей деятельностью они способствуют задачам устойчивого развития. Это касается и охвата молодежи, и вклада в национальные экономики и сферы здравоохранения, заключает эксперт.

Текст: Александра Комарова

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Новости

читать все
наверх