Новости

Полгода с пандемией: что ждет фармацевтическую отрасль дальше?

Полгода назад в нашу жизнь пришли такие слова, как «коронавирус» и «пандемия». ФармМедПром уже рассказывал, как достойно показали себя в этот кризисный момент российские производители фармацевтической и медицинской продукции, сумев и поддержать отечественное здравоохранение и медицину, и позаботиться о безопасности собственных сотрудников. Теперь, как в известной пословице, пора посчитать цыплят и подвести итоги этим шести месяцам. Мы вновь обратились к ведущим представителям фармацевтической отрасли, чтобы из первых рук узнать, как они оценивают результаты своих усилий в самом начале пандемии, какие изменения в отрасли прогнозируют и какие задачи перед собой ставят.

Оглядываясь назад


Главной для всех в феврале-марте оказалась необходимость быстро адаптироваться к совершенно новой и непредсказуемой ситуации. Одним компаниям пришлось существенно увеличить производственные мощности, другим – оперативно расширить линейку производимой продукции. Некоторые столкнулись с непредвиденным дефицитом субстанций, закупаемых за рубежом, особенно в Китае. Было ясно, что глобальное сотрудничество в таких обстоятельствах невозможно – каждая страна решает в первую очередь закрывает свои потребности. КНР – ведущий мировой поставщик фармсубстанций - начала закупать субстанции в госрезерв, оставляя для экспорта по большей части готовые лекарственные формы. Потребовалась определенная гибкость в поиске новых деловых контактов и поставщиков. И все это на фоне карантина и необходимости соблюдать усиленные меры безопасности на производстве.

Отвечая на вопрос, какой совет он отправил бы сейчас самому себе в прошлый март, Александр Семенов, президент «Активного Компонента», размышляет: «В феврале-марте что-либо глобально изменить было сложно. С точки зрения бизнеса, я сделал бы максимально большие страховые запасы интермедиатов (сырья) из Индии, так как Китай уже был закрыт к тому времени. Как можно раньше привёз бы тесты на антитела к COVID-19, чтобы проверить и защитить своих сотрудников (специалисты с первыми ПЦР-тестами на коронавирус были приглашены в офис и на производство компании в апреле – прим. ред). Предпринял бы более жёсткие меры по обеспечению безопасности строителей завода в Пушкине, чтобы сохранить людей и темп стройки».

Дмитрий Кудлай, генеральный директор АО «Генериум», отмечает, что компании помогли мобилизоваться стрессовая ситуация и осознание социальной ответственности: «Оборачиваясь назад, мы констатируем, что атака (пандемии – прим. ред.) выступила в качестве стресс-фактора, который подстегнул наши внутренние резервы и заставил экстренно сформировать планы действий первого и второго этапа борьбы с эпидемией. Было неочевидно, но опираясь на свой опыт в молекулярной диагностике, мы расценили, что вирус в ближайшее время останется с нами и нам необходимо поддержать систему здравоохранения России. Мы на одном дыхании мобилизовали силы и в кратчайшие сроки разработали и внедрили диагностические системы для определения вируса и антител к нему: на первом этапе необходимо было определить сам вирус, а на втором этапе оценить уровень иммунитета, который характеризует готовность людей участвовать в социально-экономической жизни. АО «Генериум» делает все для того, чтобы граждане чувствовали себя защищёнными, и экономика страны как можно скорее вернулась в свое русло. Поэтому, заглядывая в прошлое, я бы посоветовал ничего не бояться и делать свое дело. Мы на правильном пути, и мы продолжаем работать ради спасения жизни и здоровья людей».


Михаил Некрасов, генеральный директор компании НАНОЛЕК, призывает проанализировать опыт карантинного полугодия и сделать выводы на будущее: «На первый план выходят научные центры, особое внимание уделяется вопросу производственных мощностей площадок, которые смогут обеспечить население необходимым объемом средств защиты, в том числе – вакцинами. Но тут главное помнить, что найти вакцину мало. Главное найти мощности, чтобы наработать ее в необходимом объеме (например, вакцина от полиомиелита нарабатывается на заводе в течение полутора лет!). Пандемия обнаружила слабые места и многому нас научила и учит. Главное не забыть эти уроки и перейти в режим «всегда готов» и мы видим, что в этом направлении уже делаются реальные шаги».

А что впереди?


Пандемия изменила и унесла тысячи человеческих жизней, но были у нее, как ни парадоксально, и положительные последствия.

Черепаха, которая обогнала зайца

Увеличилась скорость принятия ответственных решений на всех уровнях – отмечают эксперты. Жизни людей зависели не только от усилий товаропроизводящих цепочек, но и от поддержки и согласованных действий регуляторов, и не только отечественных. Внештатная ситуация ускорила обычно довольно долгие и трудоемкие разрешительные процедуры, и теперь, похоже, такая практика с нами навсегда.  

Опосредованно это помогло снять многие бюрократические препоны и облегчить выход российских производителей на мировые рынки. «Отрасль претерпела значительные изменения. Условия пандемии диктуют жесткие правила игры. Для того, чтобы достойно принять челлендж эпидемии, нужно быть гибким и готовым к быстрому принятию решений, предлагая эффективные пути для скорейшего выхода из сложившейся ситуации», - соглашается с этим выводом Дмитрий Кудлай.

Наука конкурирует с коммерцией

Перед лицом пандемии научные сообщества всех стран оказались в равных обстоятельствах, что создало условия для ускоренного и более эффективного обмена опытом и полученными знаниями. В условиях наступления коронавируса повысился государственный и частный интерес к деятельности научных центров, что, возможно, поможет им активнее развиваться и после преодоления кризиса.


Вакцинация – хит сезона. Опять

Человечество не в первый раз встречается с серьезной вирусной угрозой, но практически впервые мы обладаем нужными компетенциями, знаниями и возможностями, чтобы ей противостоять и, в итоге, победить. Коронавирус подстегнул интерес заметно расслабившегося благодаря десятилетиям вакцинации общества к иммунопрофилактике. Это может укрепить общественное здоровье и дать новый стимул для развития иммунобиологической промышленности.  

Максим Стецюк, исполнительный директор НАНОЛЕК, уточняет: «Распространение коронавирусной инфекции заставило общество по-другому взглянуть на проблему вакцинации. Компании находятся на различных стадиях исследований и испытаний вакцины от COVID-19. Но давайте не забывать, что есть много заболеваний, от которых существуют вакцины, и мы уже сегодня можем защитить наших детей от вакциноуправляемых инфекций. Следует активно говорить о необходимости расширения Национального календаря профилактических прививок (НКПП), включении в него прививок от менингококковой инфекции, ветряной оспы, ВПЧ, расширения применения вакцины от гемофильной инфекции типа b на все группы детей. Вопрос очень сложный и требует безусловной проработки в части производства или локализации таких вакцин. Важно подчеркнуть, что реализация проектов по локализации производства вакцин гарантирует практический опыт, наработку новых компетенций, обеспечивает рост и развитие фармацевтического производства с учетом высоких технологических требований, дает импульс для разработки, внедрения в дальнейшем и собственных инноваций».

По словам Дмитрия Кудлая, руководство ГЕНЕРИУМ также считает перспективным иммунобиологическое направление: «Новым этапом для себя мы видим развитие технологий для прекращения распространения эпидемии путем массовой вакцинации».

Не верь, не бойся, не проси

Среди слабых мест, о которых говорил Михаил Некрасов, можно назвать и зависимость России от зарубежных поставщиков фармсубстанций, в том числе от Китая и Индии. Остро встала необходимость развивать собственное самодостаточное производство. Поясняет Петр Родионов, генеральный директор ГЕРОФАРМ: «Пандемия коронавируса продемонстрировала, что мировые тренды на глобализацию в кризисной ситуации себя дискредитировали. В области лекарственного обеспечения наблюдалась ситуация, когда большинство стран занимали обособленную позицию, закрывали границы и работали на обеспечение собственных потребностей, а те, которые не имеют собственных компетенций и производственных мощностей по выпуску социально значимых препаратов, столкнулись с существенными рисками. Текущая ситуация доказала хрупкость идеи того, что возможно разместить производство в одном месте, потребление - в другом, сформировать общий рынок, открытый импорт и экспорт. Это привело к тому, что проблемы в экономике тоже стали общими.


Важным приоритетом для государства станет развитие внутри страны технологий производства субстанций в социально значимых лекарственных сегментах. Мы должны понимать, что в критической ситуации российский рынок не будет для многих производителей в топе стран, куда препараты будут поставляться в первую очередь. Наличие производства, позволяющего в должном объеме произвести жизненно важные препараты – очевидная необходимость».

«В этой связи целесообразно продолжать работу по развитию локальной фармацевтической отрасли, а также расширять присутствие российских производителей на мировом фармацевтическом рынке»,  – подытоживает Петр Родионов.
 
Беседовала Александра Комарова
Фото: PIXABAY