Новый «Институт ядерной медицины» в Химках будет сам производить все необходимые радиофармпрепараты для лечения рака

    27.10.2021
    Новости
    301

    26 октября состоялось открытие онкологического амбулаторно-диагностического центра «Институт Ядерной Медицины» в городе Химки Московской области. В церемонии участвовали председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко и губернатор региона Андрей Воробьев. Как рассказали врачи Института, в нем будет проводиться не только диагностика и лечение онкозаболеваний на самом современном и отвечающим международном стандартам оборудовании. Институт также готов выпускать у себя собственные радиоактивные фармацевтические препараты, с помощью которых можно находить и удалять даже самые трудноизлечимые виды раковых опухолей. Подробности – у корреспондента «ФармМедпрома», который увидел все собственными глазами и пообщался с медиками.

    Много лет назад хирургия была единственным способом лечения рака, но сегодня наравне с ней успешно используются и другие методы, которые помогают больному добиться устойчивой ремиссии или прожить на несколько лет больше, рассказывает Григорий Ройтберг, академик РАН и президент АО «Медицина», реализовавшего проект «Института Ядерной Медицины» с помощью частных инвестиций.

    Губернатор Московской области Андрей Воробьев, академик РАН, президент АО «Медицина» Григорий Ройтберг и председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко осматривают палаты “Института ядерной медицины” в день открытия. Фото: КРОС

    Одним из таких перспективных методов, по его словам, является радионуклидная терапия – или лечение препаратами на основе изотопов. Их также можно использовать для диагностики опухолей методами позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), которую для большей эффективности сочетают с компьютерной томографией (КТ). Также подмосковный Институт, позиционирующий себя одним из крупнейших в Европе экспертных центров мирового уровня, планирует сочетать диагностику и терапию рака с помощью нового для России метода тераностики. Основное достоинство такого способа лечения в том, что агрессивное радиоактивное лечение применяется только к опухолевым клеткам, оставляя здоровые ткани нетронутыми. Это существенно снижает радиоактивную нагрузку на организм и уменьшает побочные эффекты такого воздействия. И что очень важно, производиться такие препараты будут здесь, на территории самого Института.

    Во время ПЭТ/КТ сканирования препарат подается через специальное устройство, похожее на шприц. Врач в это время видит на экране компьютера, где может находиться опухоль

    Рассказывает  заведующая диагностическим отделением, к.м.н. Оксана Платонова:«В диагностике мы работаем с фтордезоксиглюкозой. Это радиоактивный изотоп фтора – фтор-18, меченый глюкозой. Он вводится пациенту в организм в виде раствора, и поскольку опухолевые клетки гораздо интенсивнее остальных потребляют глюкозу, во время обследования на ПЭТ/КТ-сканере позволяет зарегистрировать участки накопления препарата, являющиеся  скоплениями опухолевых клеток. Фтор-18 синтезируется на циклотроне, который есть в нашем Институте и на котором мы хотим его производить. Точно также это делает сейчас Курчатовский институт, мы у них закупаем его. Они производят фтор, метят его глюкозой и нам продают уже как лекарственный препарат. Это чисто российский продукт. И с запуском циклотрона мы будем его у себя делать и покрывать нашу потребность именно этим препаратом. Более того, мы хотим синтезировать галлий. Это тоже будет наш препарат. С ним мы сможем делать диагностику и нейроэндокринных опухолей, а если говорить о галлии с простатическим специфическим мембранным антигеном (ПСМА), то это предстательная железа. Также в нашем Институте делают лютеций, самарий, рений – все это российские радиофармпрепараты. Кроме того, мы работаем с йодом-131 и 123, которые делают на заводе Росатома в Обнинске Калужской области».

    Для работы с радиофармпрепаратами используются специальные боксы с радиационной защитой

    По мнению Оксаны Платоновой, производство таких препаратов делает более доступными диагностику и лечение различных видов опухолей для россиян. Во многом это упрощает и процедуру регистрации, без которой врачам было бы нельзя их использовать. Дело в том, что процедура одобрения зарубежных радиофармпрепаратов отнимает много времени, а использование лекарств собственного производства намного проще и в плане регистрации, и доступности для пациентов. Кроме того, в российском законодательстве есть приказ Минздрава № 1218н «Об утверждении Порядка изготовления радиофармацевтических лекарственных препаратов непосредственно в медицинских организациях». Он позволяет медицинскому учреждению не тратить время на регистрацию тех радиофармпрепаратов, которые оно использует для своих нужд. Также Институт может поставлять произведенные у себя препараты другим организациям, но тогда они должны быть зарегистрированы.

    Против каких болезней применяют эти современные лекарства, и как пациенты переносят лечение дозами радиации, рассказала врач-радиолог, заведующая отделением радионуклидной терапии, Светлана Кот. По ее словам, преимущество метода в избирательном повреждении опухоли, одновременном воздействии на все патологически очаги с минимальным повреждением здоровых тканей и хорошая переносимость процедур. Сегодня такой метод лечения может применяться не только в стационаре с относительно коротким сроком госпитализации, но даже амбулаторно. Кроме того, лечение радиоактивными препаратами часто оказывается единственным выходом для больного, так как другой альтернативы может не быть, говорит она.

    Для контроля уровня радиации в каждом помещении есть датчик. Безопасной нормой считается значение до 0,2 микрозивертов в час (соответствует 20 микрорентген в час)

    Для злокачественных новообразований щитовидной железы и доброкачественных, но с избытком гормонов, применяется лечение радиофармпрепаратами йода с применением изотопа йода-131. Системная радионуклидная терапия показана при злокачественных опухолях с костными метастазами. Это может быть рак щитовидной железы, предстательной железы, почки, молочной железы. Для лечения используют самарий- 153 оксабифор (его также выпускают в России), хлорид  стронция, радий-223. Последний препарат зарегистрирован в России пока только для метастатического кастрационно-резистентного рака предстательной железы, который имеет костные метастазы, но не имеет висцеральных повреждений, уточняет врач. Для тераностики уже внедряется терапия с использованием лютеция-177. Его можно использовать и для тех форм рака простаты, при которых наступили висцеральные метастазы.

    «Этот препарат мы будем синтезировать сами у себя в отделении, у нас уже прошел тестовый синтез этого радиофармпрепарата с контролем качества, и сейчас мы находимся на этапе отбора пациентов для проведения данной методики. Начать его планируется в ноябре-декабре», – говорит Светлана Кот.

    Также она сообщила, что в Институте планируется внедрить пока не используемый в России метод тераностики с лютецием-177 «DOTA-TATE». Его разработали и впервые использовали в Университетской клинике Ротердама в Нидерландах. Он применяется для лечения нейроэндокринных опухолей, менингиом, а также для лечения онкологических заболеваний, которые имеют метастазы с повышенной экспрессией соматостатиновых рецепторов.

    Для радиотаргетной терапии метастатического рака предстательной железы также будет внедрен новый метод – это лечение галлием-68 ПСМА в паре с лютецием-177.  

    Также для уменьшения воздействия радиации во время процедур используются рентгенозащитные жилеты

    Несмотря на то, что «Институт ядерной медицины» является частным центром, он готов работать и по программе ОМС, то есть принимать онкологических пациентов по квотам на лечение от Минздрава, прежде всего из Московской области. Это означает, что высокотехнологичное лечение рака может быть доступным, и притом – за счет государства.

    Текст и фото: Екатерина Янкевич

    guest
    0 комментариев
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии

    Новости

    читать все
    наверх