Великие дарители: как благотворительность изменяла медицинскую науку в России в XIX-XX веках

    12.04.2024
    Статьи
    2178

    Имена крупных российских меценатов прошлых столетий, таких как Савва Морозов, братья Третьяковы, Алексей Бахрушин, Савва Мамонтов, — хорошо известны. Они со свойственной русской душе щедростью делились средствами для развития российской культуры и образования. Однако не менее значимыми были вложения и других русских меценатов в продвижение науки и здравоохранение. Ежегодно 13 апреля отмечается Международный день мецената и благотворителя, и мы решили вспомнить тех, благодаря кому полтора века назад российская медицинская наука значительно шагнула вперед.

    Пытаясь понять, почему золотой век меценатства в России пришелся именно на конец 19 — начало 20 века, исследователи высказывают мнение, что этому во многом способствовала общая атмосфера, царившая в обществе в то время, религиозность людей и нравственные устои, которые поддерживались на государственном уровне. Многие меценаты считали, что статус и богатство обязывают их быть полезными Родине и обществу.

    Редакция «ФарМедПрома» выбрала трех российских меценатов, которые продвинули отечественную науку и образования далеко вперед. Это Христофор Леденцов, Павел Шелапутин и Валериан Зимин. Благодаря оборудованным их стараниями лабораториям и выделенным средствам, ученые совершили важные открытия в медицине, начали производить лекарственные препараты в Сибири, на средства меценатов были построены институты, училища и больницы в разных регионах огромной страны. Часть из этих медицинских и научных учреждений действует до сих пор.

    Христофор Леденцов: «Общество содействия успехам опытных наук и их практических применений»

    Христофор Леденцов

    Пожалуй, идея благотворительности во имя науки ярче всего прослеживается в деятельности Христофора Семеновича Леденцова. Уроженец Вологды, выходец из старинной купеческой семьи, он получил блестящее образование в России и за рубежом, знал 8 языков. Леденцов был удачливым коммерсантом, владел землей, винокуренными заводами, доходными домами в столице, имел миллионное состояние, избирался в Вологде городским головой. Но желание помогать нуждающимся захватило его еще смолоду, когда он жертвовал деньги больницам и заведениям для бедных.

    При переезде в Москву Леденцов был поражен бедственным положением столичных изобретателей и инженеров и решил, что должен помогать развитию науки, которая, по его мнению, сможет сделать лучше жизнь всего общества. Первым учреждением, где исследователи могли реализовать свои идеи, стал Музей содействия труду при Московском отделении Императорского русского технического общества, организованный на деньги мецената.

    Но в российскую историю Христофор Леденцов вошел как создатель «Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений» при Московском университете. Идея Христофора Леденцова уникальна тем, что, по его искреннему убеждению, ученым и изобретателям нужно помогать «сейчас», а не вдогонку, когда они вопреки всему, порой в бедности, сделают свои великие открытия. Цель Общества он формулировал так — «принести наибольшую пользу для большинства населения».

    Здание института биофизики и физики (сейчас ФИАН), где располагалась лаборатория знаменитого в последующем ученого Петра Лебедева

    В 1904 году вместе с учеными университета университета Христофор Леденцов подготовил устав организации, сделал первый взнос, но до его открытия создатель не дожил. Все свое имущество он завещал Московскому университету и Московскому техническому училищу для деятельности Общества. На 1 млн рублей был основан фонд имени Леденцова, и в 1909 году Общество открылось. На доходы от этого капитала ученые проводили опыты, покупали оборудование и материалы, ездили в экспедиции. За 9 лет своего существования Общество выделило средства на большинство прогрессивных научных проектов в России.

    Во время Первой мировой войны оно инициировало создание рентген-установок для военных госпиталей, изготовление морфия и кодеина. В Петербурге была обустроена физиологическая лаборатория для научных изысканий Ивана Павлова, радиологическая лаборатория для Владимира Вернадского, аэродинамическая лаборатория для Николая Жуковского, лаборатория по изучению спектрального анализа для Петра Лебедева, построено здание Института биофизики и физики (ныне ФИАН) и другие научные лаборатории. На деньги Леденцова была создана первая в мире сеть научно-исследовательских институтов. 

    Физиолог Павлов за работой.

    По воспоминаниям современников, несмотря на огромное богатство, Христофор Леденцов жил весьма скромно, а главным его сокровищем была библиотека, которую он тоже завещал университету. К сожалению, после революции, в 1918 году Общество было закрыто, а имущество мецената национализировано. Большая часть средств организации хранились в американском банке «Эквитабль», где остается и сейчас. Общественные катаклизмы на долгое время предали имя мецената забвению. Но совсем недавно, в 2021 году, была учреждена общенациональная «Премия Христофора Леденцова», которая, как и мечтал меценат, помогает исследователям достигать новых результатов в науке.   

    Павел Шелапутин: институты, лаборатории и училища

    Павел Григорьевич Шелапутин

    Семья зажиточных старообрядцев, в которой в 1848 году родился Павел Григорьевич Шелапутин, переехала в Москву из Владимирской губернии и была уважаема не только купцами, но и властями.

    В свое время предки Павла жертвовали средства на содержание русского войска для борьбы с Наполеоном, а потом — на восстановление Москвы после пожара. Можно сказать, благотворительность была у Павла Шелапутина в крови. И это было не просто подаяние бедным, а вложение средств в общее благо и в развитие людей с меньшими возможностями. 

    На крупнейшей в России Балашихинской мануфактуре, учредителем которой был Павел Шелапутин, работало несколько тысяч человек. Заводчик обучал сотрудников и их детей, построил гимназию и два училища, посылал на стажировку за границу. Говорят, у Шелапутиных была в семье установка — постоянно каждому делать добрые дела. 

    Действительно, признание современников Павлу Шелапутину принесла не его успешная коммерческая деятельность, а меценатство. На его счету строительство большого числа образовательных и общественных заведений. В одном из них — бывшем ремесленном училище располагается сейчас корпус Химико-технологического университета им. Менделеева. Когда Павел Григорьевич передал городу здания гимназии, училищ и педагогического института, то назвал свой дар «посильным вкладом Родине». По воспоминаниям современников, Павел Шелапутин не бахвалился своим богатством, был скромным и деликатным человеком. 

    Гинекологический институт, созданный на средства Павла Шелапутина

    Шелапутин испытывал уважение и преклонение перед врачами и учеными. Еще в молодости жизнь свела его с талантливым юношей Владимиром Снегиревым (один из основоположников гинекологии в России), который мечтал о медицине. Павел Шелапутин выучил его и всю жизнь выделял средства на научные изыскания. Он построил и финансово поддерживал первый в России гинекологический институт. Обеспечивал необходимым оборудованием исследования по лечению пациентов радием. Немало средств Шелапутин выделял на развитие глазной клиники, Басманной и Алексинской больниц в Москве, больницы в Тульской губернии. По данным открытых источников, на строительство и содержание образовательных и благотворительных учреждений он потратил от 5 до 8 млн. рублей.

    Некролог, который появился в газете с сообщением о его смерти, был озаглавлен «Друг просвещения». В Москве сохранились прекрасные здания, которые построил для реализации своих проектов Павел Шелапутин.

    Валериан Зимин: первый в Сибири Бактериологический институт

    Валериан Тимофеевич Зимин

    Валериан Тимофеевич Зимин не был сказочно богатым человеком, но в историю сибирской науки и медицины вошел как крупный меценат. История его благотворительности особенна и имеет мало аналогов, но свидетельствует о истинном желании человека сделать добро как можно большему числу людей, не преследуя собственной выгоды. 

    Сведений о Валериане Зимине не так много. Известно, что родом он был из Иркутска и работал управляющим Томским отделением Сибирского торгового банка. Он получил большое наследство от умершей сестры Зинаиды и ее мужа Ивана Чурина, но сразу решил использовать эти средства — более 100 тысяч рублей (огромная по тем временам сумма) — на что-то полезное для жителей Сибири.  

    Выбор для вложения средств подсказал один случай, который в Томске наделал много шума. Как-то с зарубежного медицинского конгресса профессор университета Курлов привез два флакона противодифтерийной сыворотки, изготовленной во Франции. Для большинства сибиряков это был совершенно новый способ лечения опасной болезни, от которой умирал каждый второй заразившийся. Всего лишь два укола этого необыкновенного лекарства спасли от смерти дочь известного в городе писателя Наумова. 

    Этот случай и последовавшее за ним знакомство Курлова с Зиминым привело к тому, что последний загорелся идеей создать в Томске институт, где можно было бы изготавливать вакцины и сыворотки, так необходимые жителям края. Подготовительные работы к созданию подобной станции уже велись тогда при университете, но помещений и средств на приобретение оборудования катастрофически не хватало.  

    Зимин всесторонне изучил работу противодифтерийной станции и принял решение, что доставшиеся ему средства он передаст на строительство Пастеровского института, как он его называл. Всю полученную в наследство сумму в 103 466 рублей 24 копейки Зимин подарил Томскому университету. Дарственная была оформлена в марте 1902 года — «для устройства и содержания Бактериологического института». Условий у дарителя было только два: бесплатно отдавать часть изготовленных препаратов в родной Иркутск и присвоить институту имя Ивана и Зинаиды Чуриных. 

    Бактериологический институт имени Ивана и Зинаиды Чуриных был открыт при Императорском Томском университете в сентябре 1906 г. Здание института построено по проекту архитектора Ф. Ф. Гута.

    Здание института было построено за два года, лаборатории были оборудованы по последнему слову техники приборами и мебелью, было установлено отопление, водопровод, электричество и технологический газ. Первыми препаратами, которые выпустил Бактериологический институт в Томске, стали противодифтерийная сыворотка и вакцины от бешенства и оспы. Со временем институт разрастался, трансформировался. Сейчас он называется Томский научно-исследовательский институт вакцин и сывороток Минздрава РФ.

    Возможно, в памяти современников остались не все имена людей из прошлого, чьими стараниями и добрыми побуждениями в разных уголках страны появлялись университеты, школы и больницы, развивалась наука. Но все рано или поздно встает на свои места, и имена меценатов возвращаются к потомкам, ради которых они совершали свои благодеяния. 

    Новости

    читать все
    наверх