Безопасная красота. Какие российские препараты эстетической медицины превзошли зарубежных конкурентов

    10.06.2024
    Статьи
    762

    В погоне за красотой и молодостью современные пациенты готовы испытывать на себе самые передовые методики. Но не многие знают, сколько качественных и конкурентоспособных косметологических продуктов создается сейчас в России. Отечественные разработки и качественную трансформацию отрасли эксперты обсудили на Российском фармацевтическом форуме «Лекарственная безопасность», который проходил в рамках Петербургского международного экономического форума — 2024 в начале июня. Производители, медики и законодатели рассказали, как развивается импортозамещение, какие меры защищают потребителя от некачественных услуг и чем российские препараты заслужили уважение ведущих врачей-косметологов не только в нашей стране, но и в мире. 

    Анна Дычева-Смирнова, организатор Международной выставки парфюмерно-косметической отрасли «Интершарм», отметила, что в 2023 году россияне потратили на косметологию рекордные 269 млрд рублей, что на 8,6% больше, чем годом раньше. Оборот рынка в целом достиг наивысших показателей за последние 5 лет. Это связано в первую очередь с популяризацией услуг, которые предлагают врачи-косметологи. Кроме того, выросла осведомленность пациентов о процедурах.

    Рынок инъекционный косметологии активно развивается, но вместе с тем возникают и сложности. Санкционное давление отражается на приостановке поставок на российский рынок зарубежных средств, появляются сложности с ингредиентами для локального производства. В связи с этим появляется проблема с «серыми» продажами инъекционных препаратов и контрафактом.

    Есть чем похвастаться

    Наталья Мантурова, завкафедрой пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова, главный внештатный специалист пластический хирург министерства здравоохранения РФ представила свежие данные динамики рынка медицинских изделий для пластической хирургии.

    Доля отечественных производителей медицинских изделий растет и по итогам 2023 года составила 28,4%. В 2022 году — 27,5%. У нас в стране производятся многие важные позиции для пластической хирургии, эстетической медицины, в том числе хирургические и эндохирургические инструменты.

    По мнению Натальи Мантуровой, примером взаимодействия производителей с врачебными сообществами может служить сотрудничество Института пластической хирургии с Научно-исследовательским центром Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова, где оценивают востребованность медицинских изделий у пластических хирургов, определяют, какие изделия российского производства требуют доработки для достижения характеристик, соответствующих иностранным аналогам. Также по вопросам качества и востребованности Институт пластической хирургии взаимодействует с такими компаниями, как «Емельянъ Савостинъ» (производитель тампонов, тампонадных бинтов), компаниями «Никамед» и «Альфахим» (производители гипсовых бинтов).

    Своими разработками могут похвастаться российские ученые. Среди них тканеинженерные продукты из бесклеточной пуповины человека для стимуляции заживления обширных глубоких ран; гидрогели, которые обладают антибактериальным, регенеративным действием для лечения повреждения кожных покровов;  тканеинженерные конструкции (когда вне организма выращивают живые ткани или органы для последующей трансплантации – прим. ред.), позволяющие оказывать хирургическую  реабилитационную помощь пациентам с дефектами лица и конечностей после травм. Создан фантом лица для отработки инъекций под контролем ультразвука. Все эти позиции выходят в гражданский оборот, имеют регистрацию, патенты, в том числе международные.

    Наталья Мантурова затронула тему пептидных технологий в фармацевтике и косметологии. Они используются в скорой помощи, лечении длительно незаживающих ран, профессиональной косметологии. Одна из современных разработок — пептидный биорегулятор «Эксолин» (производитель «ЛитА-Цвет»), который имеет  клинически доказанную гипоаллергенность, способствует ускоренной эпителизации. Его применяют в инъекционной косметологии, пластической хирургии, контурной пластике, процедурах с контролируемым травмированием кожи: фракционной мезотерапии, фракционном RF-лифтинге, лазерной шлифовке.

    В целом у наших производителей большой запас наработок, в том числе оборудования, медицинских изделий, препаратов, которые конкурентоспособны на рынке.

    Спрос рождает предложение

    Быстрый рост рынка косметологии и эстетической медицины имеет и обратную сторону: растет количество нарушений в этой сфере. Ирина Филатова, член комитета Государственной Думы по защите конкуренции, обратила внимание на низкую осведомленность потребителей о том, кто имеет право проводить процедуры, в каких условиях. В соцсетях услуги активно предлагают не врачи, а принимающие на дому самоучки с якобы авторскими методиками. Люди обращаются к ним, поскольку хотят сэкономить. Конечно, при этом никто не предупреждает об осложнениях и других последствиях.

    Часто оказывают услуги «косметологи», которые не имеют на это права, без соответствующего медицинского образования, не повышающие квалификацию раз в 5 лет. Поскольку они не имеют диплома, то не подпадают под контроль Росздравнадзора и Роспотребнадзора, не несут ответственности за свои действия как врачи.

    Нежелание потребителей интересоваться продукцией, которую им предлагают  — еще одна проблема. По данным ВЦИОМ, из 1600 опрошенных 52% обращаются к услугам косметолога, и только половина иногда интересуется, какие препараты им предлагают. 50% клиентов не просят чек о выполненных услугах, готовы оплатить наличными, сделать перевод. Отсутствие чека в случае осложнений отметает всю возможность бороться за свои права в суде и требовать компенсации.

    Надомная деятельность, несоблюдение СанПиН, требований к стерильности, хранению медицинских препаратов, отсутствие возможности помочь человеку в реанимации в случае шока или аллергии — это лишь небольшой перечень того, с чем сталкивается современный клиент, обращаясь к косметологам без высшего медицинского образования. Не говоря уже о том, что государство не получает с такой деятельности налогов.

    Согласно исследованиям, источником информации о месте получения косметологических услуг в 53% случаев становится сарафанное радио, в 48% — реклама в интернете, 34% имеют знакомых врачей-косметологов. При этом 57% не уверены, что смогут распознать контрафакт. Даже у таможенной службы нет специальных знаний — в подавляющем большинстве случаев нужна экспертиза, это дорого и занимает много времени.

    Ирина Филатова отметила, что в связи с разрешением параллельного импорта, объем «серого» рынка катастрофически возрос. По статистике за 2023 год, из 40 млрд рублей официального оборота лекарственных препаратов и медицинских изделий в сфере эстетической косметологии 20 млрд — это «серый» рынок. Например, токсины и филлеры не входят в разрешенный список параллельного импорта, но купить их можно в любом маркетплейсе.

    Проверить маркировку на электронной площадке тоже нельзя, невозможно понять, кому в случае необходимости предъявлять претензии: продавец закрывает карточку продукта, открывает ее под другим названием и продолжает деятельность. Или удаляет аккаунт в соцсетях — и его уже не найти.

    Увеличилось количество людей, которые покупают на маркетплейсах и сами себе вводят филлеры, делают «уколы красоты». В случае осложнений жалуются не все, многие считают, что сами виноваты.

    На экспорт — значит хорошее

    Многие российские производители считают, что наш рынок настолько обширен, что возможности для роста практически бесконечны. Тем не менее не отказываются и от экспорта. Объясняют это просто: экспорт нужен, чтобы отечественный потребитель поверил в продукт и начал ему доверять. Люди считают, что если продукция продается за границей, значит, она хорошая.

    Илья Платонов, директор по продвижению косметологии фармкомпании Solopharm,рассказал, как повысить уровень доверия к отечественной продукции. За год производство компании и лабораторию посещают с экскурсиями около 500 косметологов. Им показывают как, из каких субстанций производят препараты.

    Учитывая, что завод фармацевтический, и здесь производится еще более двухсот препаратов, в том числе высокотехнологичных, косметологи быстро понимают, с чем имеют дело. Например, на производстве используют французскую гиалуроновую кислоту, которая стоит дороже, чем азиатские аналоги. Завод лаборатория работают на самом дорогом оборудовании в мире.

    Илья Платонов тоже затронул тему «серого» рынка. По его мнению, если ужесточить законодательство, пострадают клиники, которые работают легально. Ужесточать надо ответственность за незаконный оборот медицинских изделий и лекарственных средств. В то же время острой необходимости завозить препараты в страну нелегально нет. Уже сейчас у нас можно сделать практически любой препарат, который существует на мировом рынке: гаилуроновый, полимолочный, коллагеновый и т. д. 

    Ключевое значение имеет скорость внедрения на рынок. На сегодняшний день компания «Солофарм» зарегистрировала три новых препарата, еще два на этапе регистрации, на это ушло больше двух лет. Илья Платонов уверен, что поддержка со стороны государства с точки зрения регистрационных действий отечественных препаратов могла бы значительно ускорить процесс. Компания готова производить больше наименований, в том числе проводить клинические исследования, доказывать эффективность во всех инстанциях.

    Врачи выбирают российское

    Елена Добросердова, заместитель директора по маркетингу и продажам ООО «АксельФарм» и ООО «Ингал», отметила, чтосегодня они выпускают 35 наименований изделий медицинского назначения для применения в эстетической медицине. При этом предприятие может выпускать 2 млн шприцов в год — это примерно 40% рынка биоревитализантов и филлеров.

    Рынок инъекционной косметики и эстетической хирургии в России разными экспертами оценивается в 100 млрд рублей. Предполагается, что к 2030 году цифра удвоится. Россия занимает значительную долю мирового рынка эстетических процедур — около 10%, в денежном выражении это около 1%.

    В среднем россияне делают 7,5 млн инъекционных процедур в год. И это только те, которые зафиксированы в медицинских центрах (не учитывая огромный «серый» рынок — примерно столько же). Из них 30% приходится на ботулинотерапию. С одной стороны, такой рост рынка радует производителей, с другой стороны — пугает своей непрозрачностью.

    Львиную долю рынка по-прежнему занимают поставщики из западноевропейских, южнокорейских стран. Пока всего 7 российских производителей занимаются выпуском медицинских изделий для применения в косметологии — речь идет о тех, кто выходит на рынок не с 1-2 препаратами, а с серьезным портфелем наименований.

    По словам Елены Добросердовой, сегодняшний день открывает новые возможности. Благодаря государственным программам «Фарма-2020», «Фарма-2030» в России работают современные предприятия с прекрасным оборудованием, технологическими инженерными решениями. Но российским производителям в области инъекционной косметологии нужны время и серьезная поддержка государства. Сейчас оборот медицинских изделий не является лицензированным видом деятельности, как, например, оборот лекарственных средств. Это тоже риск для пациентов и врачей, почва для процветания «серого» рынка.

    В биоревитализантах рынок «серой» продукции практически превышает 50%, и это не только ввезенные по параллельному импорту препараты, это зачастую контрафактные, не имеющие никаких регистрационных удостоверений продукты. Они небезопасны для пациентов, особенно если в составе имеются пептиды и аминокислоты — неизвестно, как они себя поведут в организме.

    Поддержка государства важна еще и потому, что нет никаких гарантий, что за 3-7 лет, пока российский производитель разрабатывает, внедряет и регистрирует оригинальное медицинское изделие, не будет ввезен из-за рубежа и зарегистрирован другой продукт значительно быстрее.

    Как и «Солофарм», «АксельФарм» и «Ингал» приглашают врачей-косметологов на экскурсии, чтобы показать уровень и качество отечественного производства, которое во многом превосходит зарубежное. Предприятие уже посетили более 5 тыс. врачей. Большое внимание уделяется контролю качества входящего сырья. Из сертифицированных поставщиков отобраны самые надежные. Некоторые разрекламированные поставщики, в частности, импортной гиалуроновой кислоты, не выдержали проверку на качество — сырье абсолютно не соответствовало заявленным параметрам. Готовые медицинские продукты проходят клинические исследования в Институте пластической хирургии и косметологии и других центрах. Все исследования публикуются.

    В компании разработали также собственную образовательную онлайн-платформу «Ингал Академия», где на данный момент зарегистрированы около 20 тыс. врачей-косметологов с высшим образованием. Все обучение бесплатное.

    О том, как врачи работают с отечественными препаратами, рассказала Ирина Шапиро, основатель Omny Beauty Clinic.Клиника использует  российские препараты 9 лет. Еще до санкций они получили признание международного медицинского сообщества. Покупателями российских продуктов являются различные страны: Саудовская Аравия, Китай, ОАЭ, страны Латинской Америки.

    Клиника работает с препаратом «Миотокс» (производитель «Иннофарм»), который имеет более пролонгированное действие, чем зарубежный аналог. Биоревитализант «Реви» (производитель «МКС-Лаборатория»), по мнению врачей клиники — наиболее эффективный продукт для улучшения качества кожи, быстро запускает процесс омоложения, регенерирует ткани. «Кортексил» (технология компании «Бионет-Плюс») эффективно останавливает выпадение волос, способствует их росту, используется также для улучшения качества кожи.  «Сферогель» (производитель «Биомир сервис») — прогрессивный коллагеностимулятор. Применяется для коррекции возрастных изменений кожи, в том числе в области носослезной борозды, используется для заживления швов и рубцов. «Микроколлост» (производитель «Биофармахолдинг») создан для активации процесса синтеза коллагена в коже, способен ликвидировать такие проблемы, как мелкоморщинистая сеточка на лице. Отечественные филлеры «Амалайн» (производитель — российская компания CLS International) гораздо дольше, чем зарубежные аналоги, держат форму, хорошо интегрируются в кожные покровы.

    Екатерина Васильева, основатель Artleo Clinic,продолжила тему работы с отечественными препаратами и рассказала, что наши продукты высочайшего класса, но их меньше в информационном поле. 80% пациентов приходят на прием уже информированными посредством СМИ, Интернета и заказывают процедуры с определенным названием препарата. Некоторые интуитивно думают, что иностранный продукт лучше, потому что чаще бывает на слуху.

    Эксперты не сомневаются в российских продуктах и считают, что о них нужно информировать и врачей, и пациентов. Крупные транснациональные компании десятилетиями вкладывали в узнавание своих брендов многомиллионные бюджеты. Российские производители относительно недавно вышли на этот путь, но уже завоевали уважение врачей и пациентов и имеют отличные перспективы.

    Текст: Юлия Тарасова

    Новости

    читать все
    наверх