Новости

Чем три отечественные вакцины отличаются друг от друга

В России разработаны и готовятся ко вводу в гражданский оборот три профилактические вакцины от COVID-19. Одна из них построена на основе аденовируса, другая основана на синтетических пептидах, а третья базируется на инактивированном целом вирусе SARS-CoV-2. Эксперты рассказали, какая вакцина наиболее безопасна и вызывает наилучший эффект.

Вакцина ФГБУ «НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи» Минздрава России
Этот иммунобиологический препарат стал первым зарегистрированным мире профилактическим средством от COVID-19. Основа вакцины – аденовирус, лишенный в лаборатории способности размножаться. В его геном встроен фрагмент, кодирующий S-белок коронавируса. Когда вакцина попадает в организм, аденовирус начинает вырабатывать этот S-белок, имитируя присутствие коронавируса. Это формирует иммунный ответ. Вакцина «Спутник V» - двухкомпонентная, ее нужно ввести дважды, с интервалом в три недели. На данный момент идет третья стадия испытаний препарата с участием 40 тысяч добровольцев. Сейчас проверяется эффективность и, что немаловажно, безопасность вакцины.

Один из сторонников «аденовирусной» технологии – это Павел Волчков, руководитель лаборатории геномной инженерии. Эксперт считает: «Это наиболее прогрессивный подход — собирать вакцины на основе аденовируса. Во-первых, это все еще вирус, который может проникать в клетки, он ведет себя, как вирус, и вызывает иммунный ответ, как вирус. В результате реагирует и В-клеточный, и Т-клеточный иммунитет, то есть развивается полноценный противовирусный ответ. Другие вакцины, скорее всего, будут вызывать только В-клеточный ответ».

С другой стороны, у такого подхода есть свои недочеты. Так, с аденовирусами многие люди уже сталкивались в течение жизни. Означает это, что определенный уровень адаптивного иммунного ответа к ним у этих людей уже есть. Поэтому для формирования более высокого уровня ответа нужно вводить высокие дозы вакцины, что и вызывает повышение температуры. На это жалуются многие добровольцы. Все же Павел Волчков считает, что недостатков у этого варианта вакцины меньше, чем у других.

Сергей Нетесов, заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии Новосибирского государственного университета, член-корреспондент РАН, отмечает: «В инструкции к вакцине, которая выложена на сайте Института имени Гамалеи, написано, что у 38 добровольцев была выявлена 141 побочная реакция. Кроме того, я не совсем понимаю, зачем разработчики задействовали второй компонент — аденовирус 5-го серотипа (Ad-5). Антитела к нему имеют 70% популяции. Получается, второй компонент у большинства, может быть, работать не будет».

Вакцина ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребназора
Об этой вакцине известно меньше всего.Иммунобиологический препарат «ЭпиВакКорона» содержит частицы коронавируса: синтетические пептидные антигены, и этим отличается от остальных вакцин. Вакцина на их основе вызывает иммунную реакцию против COVID-19 и в дальнейшем способствует развитию иммунитета. Сергей Нетесов рассказал: «Делать пептидные вакцины пытаются давно. Когда-то хотели создать такие препараты против вируса Денге, малярии, но они не дали нужного иммунитета, хотя по своей конструкции это были бы, возможно, самые безопасные препараты».

Насколько эффективна вакцина «Вектора», все еще неизвестно, ответ будет получен после завершения третьей фазы испытаний.

Вакцина ФГБНУ «ФНЦИРИП им. М. П. Чумакова РАН
Заканчивается создание вакцины Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова. В скором времени на базе медицинских учреждений Кирова, Санкт-Петербурга и Новосибирска запустят клинические испытания. Участвовать в них будут три тысячи человек. Ожидается, что КИ завершатся в этом ноябре.

Препарат института Чумакова – классическая инактивированная вакцина. Создавая такой препарат, нужно «обезвредить» вирус так, чтобы он не потерял способность проникнуть в клетку. Сергей Нетесов уверен, что это самый мощный вариант: «Институт Чумакова имеет успешный опыт в создании и производстве инактивированных вакцин против клещевого энцефалита и бешенства. Кроме того, инактивированная вакцина наиболее близка самому вирусу, потому что она из него и сделана. Если испытания покажут, что она защищает, у меня лично этот подход сомнений не вызывает. Но все покажет третья фаза, так что окончательно судить о вакцинах будем по итогам испытаний».

Другие эксперты считают, что в данном случае можно ждать «эффекта антителозависимого усиления инфекции», когда, вместо блокировки вируса, антитела «помогают» ему проникать в клетки.

Все три описанных подхода хороши, но основным показателем работоспособности вакцина является практика, уверены ученые. Именно поэтому действительно важны результаты клинических испытаний. По ним можно будет сделать выводы, какую выбрать вакцину.

Константин Крутовский, профессор кафедры геномики и биоинформатики СФУ, профессор Геттингенского университета (Германия), подчеркнул: «Я лично выберу ту, производители которой опубликуют наиболее подробные результаты своих испытаний. Не надо забывать, что в мире разрабатывается более сотни вакцин. Если российские препараты хотят с ними конкурировать, необходимо предоставить общественности результаты тестов».